logo
 
?

сколько стоит игровые автоматы для детей

Лудомания – патологическая страсть к азартным играм – недавно была внесена в реестр психических заболеваний и разместилась в специальном справочнике рядом с пироманией.

Научные сотрудники Института психиатрии имени Бехтерева Виктор Зайцев и Алиса Шайдулина знают о лудомании если не все, то многое. Один из них был слесарь, зарабатывал совсем мало, но всю зарплату умудрялся просаживать.

Именно их отделение занимается возвращением к жизни патологических игроков. – Как вообще появилась идея создания такого отделения? Второй был кровельщиком, деньги ему платили по выполнению заказа, в общем, он мог их утаивать от жены, поэтому играл довольно долго.

Потом появились еще двое клиентов, уже повыше статусом. Очень жаль, но к нам они приходят, когда их уже совсем прижало.

Один из них, правда, только что отсидел четыре года за то, что растратил деньги, принадлежащие фирме. Второй продал автомобиль, который тоже ему не принадлежал... А в Америке, кстати, еще в начале прошлого века действовали несколько институтов, которые помогали завязнувшим игрокам. – Первые лудоманы попробовали автоматы раньше чем 12 лет назад. Вообще первые патологические игроки – это моряки загранплаваний. Поэтому самое главное в лечении – это тут же найти человеку занятия, увлечения, безобидные соблазны. – Это успешные люди, которые не так давно крепко стояли на ногах. Некоторые наши пациенты пережили неудачные самоубийства: один вскрыл вены, второй наглотался таблеток.

Сейчас проблемой азартных игроков занимаются только в Москве и Питере. ЗАВИСИМОСТЬ – ЭТО НАВСЕГДА – Игровые автоматы появились у нас всего лет двенадцать назад. Что же касается других, то у них просто иначе проявлялась зависимость. У нас был пациент, который сначала пил, потом был наркоманом, потом его каким-то чудом вытащили, но образовавшийся вакуум заполнить не успели. И это, поверьте, были не демонстративные попытки уйти из жизни в надежде, что спасут и простят, а настоящие суициды, которые просто чудом не увенчались успехом.

Правда, во многих городах действуют частные кооперативы, которые предлагают свои методы реабилитации. – Минимальный курс – десять сеансов – это шесть тысяч рублей. Начинается все с химических препаратов, потому что многие игроки приходят морально истощенные. – За семь лет через этот кабинет прошло около двухсот человек. Были наверняка люди, которым удалось уйти из жизни, но к нам они не попадают, и мы о них не знаем.

Лечить от игры вызываются и некоторые экстрасенсы: у них самый распространенный метод – дарить пациенту какой-нибудь заряженный талисман, который заставляет проходить мимо залов с автоматами, не оглядываясь. Кстати, хорошие антидепрессанты немного помогают сдержать влечение, но не гасят его совсем. Вырезают какой-то там участок мозга, который отвечает за патологическую зависимость. Некоторым везет больше – их приводят родственники, как правило, еще на ранних стадиях. Вы можете представить заядлого курильщика, который вместо привычных полутора пачек «приучится» выкуривать одну сигарету в день? Вот и с игрой та же ситуация: спастись от нее можно, только если не играть вообще.

Затем психиатр уже ведет с клиентом индивидуальные беседы, выясняя подробности его предыдущей, доигровой жизни, нащупывает основные ценности... – Когда игрок вылечится – это значит, что он больше не будет заходить в это заведение, или значит, что он будет играть, но аккуратно? Такова, впрочем, наша практика: другие специалисты считают иначе.

Когнитивно-поведенческая терапия: сначала меняют поведение, потом – мышление. У нас был пациент из Финляндии, которому не смогли помочь на родине.

Метод там был простой: идите в павильон, взяв с собой всего два евро, проиграйте их и возвращайтесь умиротворенным. – Так, может, лучший способ лечения – это изоляция? Наши будущие пациенты иногда стараются вылечиться самостоятельно и именно путем изоляции.

Один как-то вышел на улицу, отобрал у первой попавшейся женщины сумку и тут же сдался милиции. Он действительно изолировал себя от автоматов, но только на тот срок, что сидел.