logo
 
?

игровые автоматы хорошие

В советское время их портреты висели в каждой школе. Зина Портнова, Марат Казей, Лёня Голиков, Валя Котик, Зоя и Шура Космодемьянские.

Но были и десятки тысяч юных героев, чьи имена неизвестны. Армия юных Во время Великой Отечественной войны против гитлеровских оккупантов действовала целая армия мальчишек и девчонок.

Только в оккупированной Белоруссии не менее 74500 мальчишек и девчонок, юношей и девушек воевали в партизанских отрядах. Благополучно прибыв в отряд, десятилетний витебчанин Юра Жданко сделал то, что не могли взрослые… Юрий Иванович Жданко, вспоминая свое военное детство, говорил, что он «играл в реальную войну, делал то, что не могли взрослые, и ситуаций, когда они что-то не могли, а я мог, было очень много».

В Большой Советской Энциклопедии написано, что в годы Великой Отечественной войны более 35 тыс. Его переодели во все деревенское, и вскоре мальчишка пробрался в избу, где квартировал руководивший окружением немецкий офицер. К нему-то под видом внука из райцентра и пришел юный разведчик, которому была поставлена довольно сложная задача – добыть у вражеского офицера документы с планами уничтожения окруженного отряда. Гитлеровец вышел из дома налегке, оставив ключ от сейфа в шинели… А заодно Юра и деда Власа привел, убедив его, что оставаться в такой ситуации в доме нельзя. Четырнадцатилетний спаситель военнопленных 14-летний минский подпольщик Володя Щербацевич был одним из первых подростков, кого немцы казнили за участие в подполье.

Пионеров – юных защитников Родины - было награждено боевыми орденами и медалями. Мальчишки и девчонки не дожидались, пока их «призовут» взрослые, – начали действовать с первых дней оккупации. Так же и многие другие начинали действовать на свой страх и риск. В 1943 году Юра вывел из окружения регулярный батальон Красной Армии. Казнь его они запечатлели на фотопленку и распространили потом эти кадры по всему городу – в назидание другим...

Кто-то находил разбросанные с самолетов листовки и распространял их в своем райцентре или деревне. Все разведчики, посланные, чтобы отыскать «коридор» для товарищей, погибли. Мать и сын Щербацевичи с первых дней оккупации белорусской столицы прятали у себя на квартире советских командиров, которым подпольщики время от времени устраивали побеги из лагеря военнопленных.

Полоцкий мальчишка Леня Косач собрал на местах сражений 45 винтовок, 2 ручных пулемета, несколько корзин патронов и гранат и надежно спрятал все это; представился случай – передал партизанам. Все знали, что этот сержант и Юра были не разлей вода, и он мог, конечно, пойти на поводу у полкового любимца. Ольга Федоровна была врачом и оказывала освобожденным медицинскую помощь, переодевала в гражданскую одежду, которую вместе с сыном Володей собирала у родственников и знакомых.

Таким же образом создавали для партизан арсеналы и сотни других ребят. Двигатели Ли-2 уже ревели, самолет был готов к разбегу, когда паренек признался, что с парашютом он, конечно, ни разу не прыгал: – Сержант мне не разрешил, я только купол укладывать помогал. Из города удалось вывести уже несколько групп спасенных.

Двенадцатилетняя отличница Люба Морозова, немного зная немецкий, занималась «спецпропагандой» среди врагов, рассказывая им, как ей хорошо жилось до войны без «нового порядка» оккупантов. Но однажды в пути, уже за городскими кварталами, одна из групп попала в лапы гестапо.

Солдаты нередко говорили ей, что она «красная до костей», и советовали попридержать язык, пока это для нее не закончилось плохо. Одиннадцатилетний Толя Корнеев выкрал у немецкого офицера пистолет с патронами и стал искать людей, которые помогли бы ему выйти на партизан. В июле 1941 года вездесущий пострел и знаток местных территорий показал отступающей советской части брод чрез Западную Двину. В деревнях он, переодевшись, с сумой за плечами просил милостыню, собирая сведения о расположении и численности вражеских гарнизонов. Выданные предателем, сын и мать попали в фашистские застенки. А 26 октября 1941 года в Минске появились первые виселицы.

А когда в отряд старшие ребята привели 9-летнего Жору Юзова, и командир в шутку спросил: «А этого малого кто будет нянчить? Вернуться домой он уже не смог – пока выступал в роли проводника, в родной город вошла гитлеровская бронетехника. К делам его поначалу не привлекали, но, от природы наблюдательный, глазастый и памятливый, он быстро уяснил азы рейдовой фронтовой науки и даже осмеливался давать взрослым советы. Успел поучаствовать и в минировании стратегически важного моста. В этот день в последний раз, окруженный сворой автоматчиков, прошел по улицам родного города и Володя Щербацевич…

», мальчишка, помимо пистолета, выложил перед ним четыре гранаты: «Вот кто меня будет нянчить! Сережа Росленко 13 лет помимо собирания оружия на свой страх и риск вел разведку: найдется, кому передать сведения! Откуда-то у детей появлялось и понятие о конспирации. И разведчики, которым было поручено сопроводить мальчика назад, взяли его с собой. При взрыве красноармеец-минер был ранен, и Юра, оказав первую помощь, вывел его в расположение части. …Лучшего разведчика, чтобы помочь партизанам, похоже, действительно было не найти. Репортаж его казни педантичные каратели запечатлели на фотопленке.