logo
 
?

игровой автомат снайпер как обмануть

Наталья ( Zzika) • �� Новогодняя ловушка��.

«Живый в помощи» — это пояс с православными молитвами. И убивая врагов в ходе боя, люди думают только о спасении своего тела и получают колоссальное облегчение от того, что — жив!!! Никогда в мгновение убийства не видно за спиной противника его семью: жену, детей, его отца и мать. Не судите строго за страшные подробности войны, где больше скорби, чем улыбки.

«Живый и помощи…» — это первые слова 90-го Псалма Святого Царя-Пророка Давыда, духовно защищающего от всяческих бед и напастей. Она повествует о русском воине, который прошел через афганский ад, сберегаемый молитвой матери, жены и дочери. Самое потрясающее, что все это действие совершенно оправданно. Сознательно сохранен слог, изречения, описана подлинность взаимоотношений, порядок происходящих событий, чтобы все соответствовало ежедневной действительности войны. О войне может писать только тот, кто прожил ее всю во всей черноте и святости.

В книге нет выдуманных персонажей и вымышленных событий, хотя в редких случаях изменены имена и географические названия. Победитель счастлив, что погубил не им сотворенную жизнь. Легкие набеги на фронт не делают никого фронтовиком.

Виктор Николаев писал о собственной жизни, о людях, с которыми столкнула его судьба. Все размышления, которые предлагаются Тебе, добрый читатель, личностны и потому спорны. И еще Виктор просит прощения у той земли и у того народа, которым он нес разрушения и беду. Х., Светлое Успение Пресвятой Богородицы В церковь входил человек.

При этом получилась не сухая документалистика, а увлекательное и поучительное чтение. Благодарю Тебя за найденную в нашей непростой жизни минутку для знакомства с частицей чужой Тебе судьбы ветерана-афганца Виктора Николаева. Немногим, стоящим на паперти, почудилось — он шел в парадной офицерской форме: тусклое золото звезды в просвете погона и на груди рубиновый отблеск ордена…

Его путь к Тебе лежал через годы, через горы, через войну, и даже не одну. Каким бы он ни был, войдя в череду страданий и смертей, побед и поражений, выходит всегда другим. Помните людей, которые, радуясь первые дни после возвращения, потом готовы были вернуться обратно? Но Виктор был одет по-гражданке, и свой орден он оставил дома в верхнем ящике письменного стола.

Виктор шел, преодолевая тягостное головокружение и пульсирующую боль в виске.

Недомогание нарастало с каждой ступенью крутой каменной паперти.

Окружающие видели только выправку, легкий размеренный, чуть замедленный шаг, аккуратную короткую стрижку, спокойный уверенный взгляд, устремленный к Образу в киоте над входом в храм.

Широкое и четкое крестное знамение: словно честь отдал перед строем. Объемный голос Благовеста — главного храмового колокола понесся над Коломенским, разрастаясь в невидимый, но живой звучащий шар.

Окружающим виделось именно так, что он вошел в храм в офицерской парадной форме. До начала праздничной службы оставалось немного времени. Через томительное мгновение звук докатился до новостроек, серпом окруживших древнее царское село.